Бункер

Bunker_02

палатки типа УСТ-56

Если выехать из Кишинева на юг, по дороге R3, то через некоторое время, сразу за поворотом на село Пожарены, с левой стороны, можно увидеть придорожное кафе, которое раньше называлось «Примавэре».  Кафе расположено на опушке леса, вдоль которого идет неприметная грунтовая дорого к лесничеству.   В 1983-1985 годах  командование вооруженных сил СССР развернуло обширное строительство системы заглУбленных командных пунктов (ЗаКП)  в окрестностях города Кишинева.  ЗаКП управления тыла, строилось как раз в этом лесу.  На Google maps  до сих пор отчетливо просматривается круглая полянка – место, где когда-то располагался бункер этого ЗаКП.

В 2010 году, путешествуя по Молдавии, я легко нашел это место, но увидел там  только останки ЗаКП: по все видимости,  с развалом СССР, бункер тоже приказал долго жить, а его фрагменты местные  жители наверняка растащили на сувениры.  Но тогда,  это место было обнесено колючей проволокой, а дорогу, ведущую вглубь леса, к строительству, бдительно охранял часовой.  Строительство велось так называемым «хозяйственным способом» —  от частей и соединений 14 –той армии откомандировывался личный состав и техника. Нашей, 156 ЗрБР, было предписано  выделить  командира взвода (одын штук) и сан инструктора — тоже адын штук, так я попал на это строительство.

Миновав коBunker_01тлован, в котором располагался недостроенный бункер, попадаешь в настоящую воинскую часть, расквартированную в  палатках – так по телевизору в бравых телепередачах типа   «Служим советскому союзу» , показывают летние лагеря, в которых все «однообразно подстрижено, покрашено и посеяно песком» .  Глядишь в телевизор,  где бравые солдаты в форме № раз (трусы и противогаз) в лучах утреннего солнца «достигают дальнейших успехов в боевой и политической подготовке»,  и сразу понимаешь  по бдительному взгляду часового под грибком, что  «враг не пройдет, что пуля — дура, а штык молодец».

Лагерь состоял из нескольких солдатских  палаток,  в которых  размещались отличники боевой и политической подготовки и большой армейской палатки типа УСТ-56, в которой  был организован ПХД (пункт хозяйственного довольствия),  место приема пищи и конечно ленинская комната, непременным атрибутом которой являлся, нет не плакат с портретами  членов политбюро и не подшивка газет «Правда» и «Красная звезда» хотя все это то же имелось, а телевизор.  Телевизор запитывался от  бензинового электрогенератора, который запускался ежедневно,  ровно на  30 минут,  для просмотра программы «Время», а по выходным дням на целый час –  для просмотра  бравой передачи, после завершения которой,  «выполнение священного долга и почетной обязанности»   приобретало особый, духовно наполненный смысл.   За особые успехи в деле строительBunker_03ства, примерное поведение и послушание по выходным генератор забывали выключать вплоть  до окончания передачи «Музыкальный киоск». Офицерский штабной вагончик, где мы со старшиной –сверхсрочником скрывались  от «целостного и непрерывного  процесса  формирования и развития отдельного военнослужащего»,   располагался чуть в стороне, в лесу.  Иногда нашу двухгодично-сверхсрочную команду надзирателей разбавлял майор — начальник строительства,  приезжавший из Кишинева, но ночевал он крайне редко  и совсем не вмешивался в «непрерывно происходящий военно – педагогический процесс» .  Личный состав, которому было обещано отправку на дембель первой партией, работал исправно,  а вот в свободное время за бойцами второго года службы постоянно требовался  «глаз да глаз», собственно чем мы и занимались  вместе со старшиной, ни жалея живота своего, ни чужого.  Кроме участия в « «непрерывно происходящем военно – педагогическом процессе», основная часть которого приходилась на вечерне ночное время, были отдельные дневные эпизоды,  которые мне запомнились.

Bunker_04Водовоз (народ и армия едины).  Строительство потребляло достаточно много воды, да и для хозяйственно бытовых нужд ее требовалось не мало, поэтому нам на хозяйство был придан АРС (авто разливочная станция), на базе старенького ЗИЛ-157.  За водой мы ездили на коровник, в село  Пожарены.  Доехав до проходной, я пересаживался за руль и ехал дальше под заправку сам, оставляя водителя поворковать с доярками, ожидавшими очередной дойки на КПП.  Цистерна заполнялась  водой достаточно быстро,  обычно я не спеша успевал выкурить сигарету, и уже минут через  20 на обратном пути, подбирал  водителя.  Встав в очередной раз под заправку, я открутив  двухдюймовый вентиль, но неожиданно обнаружил, что вода течет совсем тонкой струйкой.
Механик коровника, лукаво намекнул мне, что пока мы с ним не выпьем«пагар ди джин»  насос, подающий воду, вероятней всего не заработает.  Деться было некуда,  мы выпили «по стакану вина», и даже не по одному, но насос продолжал молчать.  Вода наливалась очень долго. В конце концов цистерна наполнилась, я доехал до проходной, где меня ждал отличник боевой и политической подготовки. Как выяснилось спустя некоторое время все это было организовано коварными  доярки,  что бы подольше побыть в обществе защитника Родины .

Bunker_09Помни:старший машины- не пассажир. Подходила очередная суббота.  По субботам  солдатику положено две вещи: его надо помыть в бане и показать кинофильм. Первый вопрос решили давно, сговорившись с руководством села Костешты, так как в Пожаренах своей бани не было. Баня конечно не Бог весть какая, но уже никак не хуже нашей, бригадной. Что бы минимизировать возможность контакта личного состава с гражданским населением  и связанное с этим неконтролируемое потребление спиртного,  помывку в бане приходилось осуществлять с самого раннего утра.  С кинофильмом вопрос обстоял чуть сложней, но за машину дров (деревья на вверенном нам участке мы вырубали безбожно), мы вступили в преступный сговор с киномехаником из села Бордар. Bunker_08И пока личный состав смотрел кино, нам никто не мешал выпить по стакану вина в его кинобудке. В эту субботу то ли от  выпитого вина, а может просто от теплой осенней погоды, суровая старшинская душа разомлела и решил Иван, так звали старшину, устроить для особо отличившихся рыбалку, да не простую,  а выездную да еще и с ночевкой.  Наиболее отличившиеся были усажены в кузов  «шестьдесят шестого»,   я тоже поехал я вместе с ними, что бы водитель не потерялся на обратном пути.  Были у нас со старшиной веские причины не отпускать водителей одних. Добравшись до большого и красивого озера в селе Костешты, разгрузились, после чего я вместе с водителем  двинулся в обратный путь. Не проехав и половины пути, водитель  по фамилии Сливинский (из местных, из Молдаван)  без всякого угрызения совести информирует.

-Все, приехали, бензин закончился.  Возмущаться было бессмысленно, я в душе отругал себя, что не озадачился этим вопрBunker_06осом еще в лагере, где у нас стояла не меньше тонны бензина в бочке,  и  стал высматривать  хоть какой то транспорт.  Уже вечерело, дорога была, явно «не республиканского значения», однако мы остановили проезжающий мимо,  вечно пьяный колхозный газон.  Водитель газона, услышав леденящую душу историю о кончившемся бензине,  был готов поделится топливом  и  даже заправить «всю красную армию»,  но при одном маленьком условии: мы непременно должны поехать к нему в дом и выпить «по стакану вина».  Я уже не первый год в Молдавии, и хорошо понимал некоторую условность понятия «по стакану», но условия были приняты безоговорочно.

Причем, дабы я не передумал и мы не сбежали, наша машина была зацеплена тросом на буксир, меня для верности пересадили в газон, а напарник колхозного водителя   забрался в наш «шестьдесят шестой».

Это был не первый винный подвал в моей жизни, но масштабы меня все же поразили. Ряд бочек уходил куда то вдаль и за поворот, растворяясь  в тусклом подвальном свете. В Молдавии вино принято пить прямо в подвале, из одного стакана, причем первый обязательно выпивает хозяин. Такая постановка вопроса позволяет хозяину регулировать скорость потребления спиртного по своему усмотрению: выпив первый стакан, он тут же наливает его и протягивает мне. Приходится тут же выпить, чтобы не задерживать приятеля хозяина.  На очередном круге подобного хоровода  я все таки вспоминаю о цели нашего «неофициально,  но дружественного визита» и мы пошли заправлять машину. В время этого процесса я имел неосторожность отлучится в туалет. За те несколько минут, что я отсутствовал,  водителя успели заправить под самую завязку.  Молдавское домашнее вино совершенно нарушает координацию, сохраняя при этом относительную ясность мысли и речи.  Пока Сливинский стоял, держась за открытую дверь, все выглядело вполне пристойно, но его попытка  «запрыгнуть» в кабину  рассмешила даже его.  Не в силах сдерживать пьяный смех,  я все же выразил ноту протеста по поводу выведенного из строя водителя. За что был тут же наказан еще одним заходом в погреб.  Когда я все же вырвался от гостеприимных  хозяев,  водитель уже мирно спал, заняв место старшего машины. Задерживаться дольше было никак нельзя,  так как в лагере оставались «без присмотра» отличники боевой и политической подготовки, пришлось самому садится за руль,  не смотря на выпитое.

Партизаны. В один их дней на территорию нашей лагеря  зарулил 131 бортовой Зил, из кузова которого выпрыгнул лейтенант в полевой форме и доложил о том,  что взвод связистов прибыл для прохождения  переподготовки.  Из кузова на нас недобро смотрели угрюмые лица уже не молодых мужчин, оторванных от семей, привычного образа жизни и переодетых  в военную форму.   Партизаны не без  труда (сказывалась бурно проведенная ночь на призывном пункте), разгрузили машину,  после чего, ругаясь и мешая друг другу,  поставили  палатку и тут же приступили к выполнению  упражнения «заснуть из положения лежа».  На следующее утро, стоя на утреннем разводе перед неровным строем сержантов и старшин запаса, я рискнул применить новые, не традиционные методы мотивации.

-Отцы, (пауза) равняйсь, смирно! В лихую годину призвала вас Родина …, короче, до обеда работаем, а после обеда я беру машину и везу вас в ближайшее село на опохмелку!  Отцы нехотя, но с пониманием «важности и остроты момента»  приступили к работе.  Самый нетерпеливый, подошел уже через 15 минут: — Слышь, лейтенант, давай заканчивай — уже обед!

Мучаясь похмельем, партизаны дотянули до обеда. На придворном Газ-66, служившим нам дежурной машиной, едем в село Пожарены. Из этических соображений штатного водителя оставили в лагере. Коллектив наш выглядел весьма воинственно: полный кузов взрослых, небритых и при этом не похмелившихся мужиков в солдаткой форме, сидевшей на них весьма угловато (старшему команды исполнилось сороковник)-. За рулем молодой  офицер в повседневке, которая явно не вписывалась в композицию, а на месте старшего  машины – партизанский лейтенант. Вспомнился брежневский анекдот, «…я не понял кто там ехал, но за рулем сидел сам….«.  Полное смешение стилей и окончательное падение нравов  налицо.

В те времена в молдавских селах можно было запросто обратится в любую хату со словами «Хотим у вас вина попить». При этом хозяин вел наиболее сведущего избранного общим собранием, дегустатора в подвал, где давал попробовать вина . Если вино не нравилось, то хозяин тут же предлагал другой сорт, либо рекомендовал кого-то из своих соседей. После двух таких заходов, мы не без труда подняли дегустатора в кузов, в связи с чем дальнейшее тестирование было решено прекратить. Остановились у деда, выгрузились,  сговорились о цене. Процесс происходил в садике возле дома, в тени деревьев. Нехитрая закуска в виде краюхи хлеба, нескольких спелых помидор и пачки крупной соли обеспечивала полный   «all inclusive».  Дед исправно пополнял кувшин.

Мы пили за доблестную связь, которая » укрепляет обороноспособность и в дождь и в грязь».  За содружество полов войск, и за нерушимую дружбу народов СССР  (каждый пятый кувшин был «за счет заведения»). Воспоминания партизан о тяготах и лишениях срочной службе, прерывались лишь очередным кувшином вина. Все это способствовало сплачиванию коллектива и безусловно сдружило нас, а к вечеру  — просто в корне преобразило коллектив.  Заключительным этапом мероприятия было прохождение по селу колонной в парадном  строю со строевой песней, исполняемую синхронно на русском, украинском и молдавском языках. Конечно, можно спорить о художественных достоинствах нашего сводного ансамбля, но смело следует утверждать, что в этот момент мы были едины и нерушимы, как  Советский Союз.   В часть мы вернулись затемно и по моему  остались без ужина.

Виноград: Для Молдавии виноград -это не просто процесс возделывания некой культуры -это значительно больше, неотъемлемая часть национального колорита, а может и национальная идея. Ранним сентябрьским утром, проснувшись и поднявшись до подъема — как и было положено советскому офицеру, выдвинулся к дороге, разделявшей наш лес и виноградник. Не особо скрываясь и даже наоборот — излишне шумя, дабы ненароком не испугать спросонья явно “кемарившего” караульного, бдительно несущего службу, выхожу к опушке.

Bunker_05В утреннем тумане наблюдаю практический бесшумно двигающуюся на встречу мне телегу. Возница, приметив меня с радостью осадил “конячку”, и тут же обратился ко мне с традиционным для этих мест вопросом:

— Привет, служивый, стакан вина будешь?

Уже привыкнув к тому, что в большинстве случаев эта фраза заменяет приветственное выражения типа “Добрый день” или “Как здоровье”, отвечаю на близком к местному диалекту фразой, смысл которой аналогичен английскому  “How do you do” или кавказского “Доброго здоровья, отеЭц”.

Возница слазит с облучка, обходит телегу, не спеша достает из соломы граненый стакан,протирает его полой пиджака. Подойдя к заднему торцу повозки, откручивает кран дубовой столитровой бочки  и наливает вино. Налив, нисколько не торопясь разглядывает вино в лучах утреннего солнца, после чего произносит универсальный тост:

— Сэ фиць сэнэтос  — что можно трактовать в контексте происходящего как ” За здоровье присутствующих”!

По молдавской традиции принято пить из одного стакана, причем первый стакан выпивает обязательно угощающий. Традиция берет свое начало в древние времена — угощающий таким образом подтверждает качество напитка, или другими словами — “вино не отравлено да и стакан то же чистый”.

Следующий “пагар ди джин” — мой. Стараюсь соответствовать обстановке — так же как и возница, с пониманием смотрю через стакан на свет, и всем своим видом даю понять, что тоже в состоянии оценить дивный рубиновый оттенок, который непременно должен означать высокое качество напитка. Ответный тост состоит из тех же слов. Не торопясь, без суеты выпиваю ( и обязательно до дна), некоторое время мое лицо не выражает никаких эмоций — типа я то же не первый день замужем.Как  истинный знаток и ценитель  я не тороплив. Не торопясь закуриваем, так же не спеша делаем по несколько длинных затяжек. Пытаюсь поддержать разговор, но уже без попыток вписаться в местный колорит — т.е. по русский.

— Да уж, прошлым лето был хороший урожай винограда, хорошее было лето, солнечное!

Старик понимающе наливает еще стакан, выпивает, наливает стакан мне и дождавшись пока я выпью, отвечает.

-Сейчас дети приедут, восьмой класс, будут виноград собирать. Перед сбором винограда обязательно надо выпить по стакану вина из прошлого урожая. Вот колхоз и нарядил меня, бочку на поле подвезти.А вот раньше было….

Мы выпили еще по стакану, еще побеседовали, а когда показался колхозный ПАЗ_ик, подвозивший детей, распрощались. Я отступил в лес, но еще некоторое время наблюдал как школьники, выходя из автобуса, походили к бочке, выпивали по стакану вина под контролем классной руководительницы, а  только после этого получали право приступить к уборке урожая.

Рассказ опубликван на ресурсе Биглер.ру 

Тракторист: